Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Нива и Виннету - вымышленный вождь племени апачей


— Дети, кто самый известный человек в мире? Кто ответит правильно, получит в награду шариковую авторучку. С последней парты поднимается Вовочка и говорит:
— Самый известный человек в мире — Ленин.
— Правильно, Вовочка. Ручка твоя.
Вовочка возвращается за свою парту и бормочет себе под нос:
— Извини, Виннету. Бизнес есть бизнес.


1999-й , штат Нью Мексика. Апачи.
Хорошо знакомый с детства образ Виннету - Гойко Митича.
Чего только не вспомнишь на этой земле.
Незнакомые камни и другие созвездия.
Гончие псы развернулись над крышей прицепа.
Большая медведица легла на линию горизонта.
Скалы выточены рукой всесильного зодчего.
Обогнав кемпер с номерами Аляски, сразу не сообразил - почему екнуло сердце.
Пришлось притормозить :

Collapse )

"Рессора".

80-е.
Я - работник провинциального советского АТП, а точнее "комплекса подготовки производства", в состав которого входит цех раставрации агрегатов, электроцех, оборотный склад и пост диагностики бензиновых двигателей.
В те годы водитель, получивший "повышение с Туриста на Икарус"(фаза возврата с Икаруса на ЛАЗ выглядела как административное взыскание), накрывал стол в ресторане Спутник("рессора"), на окраине города, и щедро угощал своих коллег допоздна, до закрытия, время которого регулировалось самими посетителями.
Камазы, Кразы и Мазы, навьюченные ещё непроданным, но уже украденным цементом, щебнем, досками и прочими предметами социалистической собственности, дожидались своих погонщиков на площадке, перед украшенным мелкоплиточной мозаикой парадным ресторанным крыльцом.Картины мастеров-мозаичистов отображали космические сюжеты.
Районное милицейское начальство беззвучно глушило моторы своих УАЗиков во дворе местечкового ресторана, тихо заходило со "служебного входа", и неспешно ужинало после тяжёлого трудового дня в специальных гостевых кабинах за кухней.Положение дел в "Рессоре" напоминало водяное перемирие не очень густых провинциальных джунглей.
Зимой водители танцевали быстрые танцы, иногда не снимая с буйных голов меховых шапок.Женщины посещали "Рессору" редко, а если и посещали ... - то, ясное дело, быть беде, или, как говорили в таких случаях музыканты: "Форма одежды каски и бронежелеты". Тогда шоферы дрались долго, тяжело, со злой оттяжкой, и в кровь. Грубияном на этих вечерах отдыха прослыть было сложно.
"Я бiльше бачила хуIв, чим ти вогiркiв(огурцов)!" - орала на посетителя Миколу-цементовозника чернявая, фигуристая официантка Галка, и в ответ на ухаживания во время "рассчета-обсчета", заезжала распускающему руки Миколе тяжелыми счетами по голове и другим частям организма. Деревянные костяшки разбитых счет рикошетили от космической мозаики словно шрапнель. Микола, прикрывая голову руками, укрывался от разбушевшейся Галки в прокуренном мужской туалете.
"О, бачиш, годинник загубив, кобелюка, диви який гарний!" - сказала Галка, и, подняв с пола наручные Миколини часы, опустила их в плоский карман передника, - "Чоловiку вiднЭсу, будэ на роботу носыты!"
Лабухи по-многу раз за вечер пели "Ветер за кабиной", и зарабатывали немалые деньги.
Шоферня - народ щедрый.