Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

" Вели фараонам отпустить мой народ! " - поет хор внутренних войск России.

Спасибо Артему Чернову за замечательный пост : "Итс клиар alles pizdets !"


Отдельное спасибо за перевод : http://alexchorg.livejournal.com/ :


Ступай, Моисей
В землю Египетскую.
Вели фараонам
Отпустить мой народ!

Когда народ Израилев в Египте
Отпусти мой народ!
Изнывал под тяжким игом рабства
Отпусти мой народ!

Припев:
Господь повелел: "Ступай, Моисей,
В землю Египетскую.
Вели фараонам
Отпустить мой народ!"

И пошел Моисей в землю Египетскую-
Отпусти мой народ!
И говорил фараону:
Отпусти мой народ!

Припев

"Такова воля Господа, - сказал отважный
Моисей -
Отпусти мой народ!
Если ты не послушаешь Его, он поразит
первенца твоего.
Отпусти мой народ!"

Припев

Вели фараонам
Отпустить мой народ!
 

Рождественский романс ©



Плывет в тоске необъяснимой
Среди кирпичного надсада
Ночной кораблик негасимый
Из Александровского сада,
Ночной фонарик нелюдимый,
На розу желтую похожий,
Над головой своих любимых,
У ног прохожих.

Плывет в тоске необъяснимой
Пчелиный хор сомнамбул, пьяниц.
В ночной столице фотоснимок
Печально сделал иностранец,
И выезжает на Ордынку
Такси с больными седоками,
И мертвецы стоят в обнимку
С особняками.

Плывет в тоске необъяснимой
Певец печальный по столице,
Стоит у лавки керосинной
Печальный дворник круглолицый,
Спешит по улице невзрачной
Любовник старый и красивый,
Полночный поезд новобрачной
Плывет в тоске необъяснимой.

Плывет во мгле замоскворецкой,
Плывет в несчастие случайный,
Блуждает выговор еврейский
На желтой улице печальной,
И от любви до новоселья
Под Новый год, под воскресенье,
Плывет красотка записная,
Своей тоски не объясняя.

Плывет в глазах холодный вечер,
Дрожат снежинки на вагоне,
Морозный ветер, бледный ветер
Обтянет красные ладони,
И льется мед огней вечерних,
И пахнет сладкою халвою,
Ночной пирог несет сочельник
Над головою.

Твой Новый год по темно-синей
Волне средь моря городского
Плывет в тоске необъяснимой,
Как будто жизнь начнется снова.
Как будто будет свет и слава,
Удачный день и вдоволь хлеба,
Как будто жизнь качнется вправо,
Качнувшись влево.

И.Бродский, 1961г.

пальцовку знают(из жаргона лабухов)

По закону жанра - народники начинают любое попурри медленно и несколько однообразно.
В первом клипе сражает наповал смена инструмента - кларнет(сучок) на саксофон сопрано,
во втором - необыкновенная слаженность и бесстрастность,  особенно у скрипачей и цимбалиста,
При этом ярко читается то, что они сами кайфуют ... сердцем.
Самое сложное - для скрипачей и особенно для духовиков - игать очень быстрые мелодии тихо, т.е.  переходы от f"(forte — форте — громко, сильно) до р (piano — пиано — тихо, слабо) , но эти ребята справляются.
Что говорить,  "Жок", лучшие из лучших, мастера.


валторна


Валторна - необычный по форме и неповторимый по звуку музыкальный духовой инструмент. Тембр его регистров хорошо знаком любителям кино, поскольку во времена отсутствия синтезаторов инструмент использовался  как источник мелодически таинственных звуков, 




" Несомненно, самым поэтичным инструментом современного оркестра может быть признана валторна. Каждый, впервые приступающий к работе над оркестровой партитурой, на первых порах обычно полагает, что без валторны ему нечего делать в оркестре. Ему всё кажется, что всякое оркестровое звучание только тогда и будет действительно хорошо звучащим, когда в нем будут участвовать валторны.

И это не случайно. Валторна или, как её прежде называли, - рог, действительно звучит настолько обаятельно красиво, что она неизменно приковывает к себе внимание слушателя и невольно покоряет сердце композитора. Привязанность эта к валторне длится обычно довольно долго, и автор, посвящающий своё творчество оркестру, спокойно начинает относиться к этому инструменту только после того, как приобретает достаточно обширный круг знаний и начинает трезво смотреть на оркестр вообще, а на его отдельные составные части - в особенности. Но к валторне, так же, впрочем, как и к арфе, он на многие годы сохраняет и своей душе привязанность, которая проявляется обычно при первом же удобном случае..."




одинокая флейта




Моя первая Вольво 770, с 525 - сильным Cummins N14 и восемнадцатиступенчатой Eaton. Кожаными сидениями и мощным сабвуфером.
Компания Мостранс - московский транспорт.
Притерта к стене на Мэпл авеню, даун таун, Лос Анжелес, именно там,  где я познакомился ночью с Хосе, - грузчиком, у которого из заднего кармана джинсов всегда выглядывала чуть изогнутая рукоятка расчески.

Меня часто спрашивают - а с какой скоростью ездят американские грузовики? Или - "с какой самой большой скоростью тебе приходилось ехать?", или "сколько километров ты выжимал?".
Скорость дизельного американского(как и любого другого) тягача "класса восемь" в основном зависит от передаточного числа всей трансмиссии и шага резины. Т.е., от передаточного числа коробки передач на верхней, последней передаче и передаточного числа дифференциалов мостов или, как по науке называют эту величину, главной передачи. К примеру с мостами 3.73 и 10-ступенчатой коробке передач особо быстро не поедешь потому, что уже при 65 милях в час стрелка оборотов ложится на отметку 1500, что находится в зоне максимального крутящего момента дизеля, и вскоре за которой, как правило, для большинства случаев начинается зона нерекомендованных оборотов.
Но при 3.56 - 3.58 - совсем другая картина. Это ещё не скоростные мосты, даже скорее, как их ещё называют,  "горные", но на них уже можно летать до 100 миль в час. Именно с такими мостами, с колесами на 24.5, с 18-ступенчатой механической коробкой передач  Итон и мотором Камминс N14, мощностьюв 525 л.с, ориентируясь по тахометру и зная погрешность спидометра в 2 мили, я шел 97 - 98 миль в час. Мишаня Шлафман, хозяин этой 770-й кожаной и сабвуферной Вольво, подгоняя меня, и глядя на растворяющийся в правом зеркале заднего вида сиреневый Сентчери, подпрыгивал в пассажирскос кресле и орал: " Давай, Вадим, давай, покажи этим гондонам, так им п-рам !" Почему при этом экипаж сиреневого Сентчери - Юрчик и мой будущий напарник Влад, награждались вышеупомянутыми эпитетами, - было малопонятным, но гонять на этом  лихом и необыкновенно бесшумном  тягаче, развалясь в богатом кожаном сидении,  мне очень нравилось. Да и сам Мишаня - безбашенный гонщик. Не зря однажды, всего на 370-ти тысяч пробега, карданный вал заднего моста потерял. И не было рейса, чтобы я не просыпался от бешенной гонки, от флюидов азарта, от какой-то особенной, скоростной тряски и нецензурной брани по радио. И мы поджимали, и нас на обочины выталкивали иногда  до полной остановки ...  -  бывало всякое. Однако, в отличии от моего следующего напарника, он ни разу не катапультировал меня из кровати и не приземлил меня, спящего, между правым сидением и прямым 18-ти позиционным рычагом коробки передач. Ездил надежно, точно, и парковался со слепой стороны ювелирно. Сейчас, говорят, траковым диспетчером трудится. Большой профи. Личность на русскоязычной американской дороге известная.



Потолочные обороты  на этой Волво  отбивались на уровне запрещенных  2150 RPM(об\мин), что и соответствовало заветным 155 км.в час (97м/час). Тогда, в 1999-м , этот главный коэффициент зависимости скорости автопоезда от оборотов двигателя на восемнадцатой передаче, - мы знали наизусть. Знали потому, что в "скоростных штатах" Аризона и Нью - Мехико, где разрешенная "максималка" 75 миль в час,  "спидометра не хватало", и стрелка, лежащая на ограничителе, за крайней вольвовской отметкой в 85м\час - была привычным делом.
И ещё лежали у нас на панели правильный радар-детектор марки Bell и элитная СB-радиостанция Galaxi за $400, чтобы никакой "копченый медведь"(дорожный коп) нас не принял.
А вот и сам Мишаня на  фото . Обогнать дался (кадр сделан на ходу, с пассажирского сидения того самого сиреневого Фрейгтлайнера, который я сам же обгонял недавно:)), лишь под обещание  сфотографировать его за рулем во время обгона. Судя по надписи на  "зеленовых" дверях, хозяева этой небольшой компании - бывшие москвичи. А Мишаня - ещё и бывший флейтист сводного московского железнодорожного оркестра. Наши мечты не проходят с годами,  и однажды в комиссионке, что неподалеку от знаменитой прогулочной Третьей стрит Голливуда, в Лос Анжелесе, он купил настоящую, заветную флейту. Флейту, которую не мог себе позволить купить на родине, будучи оркестрантом сводного железнодорожного оркестра.
Мы вернулись к запаркованному на одной из улочек Города Ангелов тягачу, и, усевшись за раскладной стол легендарного 770-го спальника, Миша Шлафман достал из богатого, черного,  с тисненным названием "Хохнер" кофра,  две блестящие трубки с мудренными, сверкающими механизмами клапанов. Затем соединил их в одно целое  и  заиграл. И полетел, захлебываясь, в унисон со свистом турбины от берега к берегу, вслед нашему трактор-трейлеру волшебный и удивительный голос флейты, - как добрая думка под дымок сигарет, как плач по беспечной и безолаберной прошлой жизни. 
-
Нет такой компании давно. И мы не так ездить стали. И  стерта из памяти бесконечным перестуком колес плачущая мелодия одинокой мострансовской флейты.
-

Предвестие.

70-е.
Мы - семидесятники. Мы любим и помним окисленные алюминиевые ложки на верёвочках в стаканах с розоватой водой. Тубусы с томатным соком цвета пионерских галстуков, газировку и суету поликлиник.
Мы помним литературный монтаж октября, бас-гитары "Орфей". "Орфей - Пловдив".
Пловдив - город болгарских мастеров бас-гитар.  Бас-гитары  для  дворцов пионеров и школьников.
Запах Дворцов пионеров и школьников.
Остановки.
Еще мы - дети остановок, их жители.  Родители - "Коллеги" Аксенова.
Бабушки и дедушки, у кого остались, - преданы, любимы, опасливы, бережливы, бедны.
В руках авоськи и медяCollapse )